<< Сентябрь 2019 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  26  27  28  29  30  31 1
> 2 3 4 5 6 7 8
> 9 10 11 12 13 14 15
> 16 17 18 19 20 21 22
> 23 24 25 26 27 28 29
> 30  1  2  3  4  5  6


Лабрадор глазами дрессировщика

В те времена, когда я постигал азы дрессировки, а позже - начинал свою карьеру частнопрактикующего специалиста, трудно было предугадать будущую популярность этой замечательной породы. Честно признаться, о лабрадорах, как и о большинстве пород, так привычных нам сейчас, тогда толком ничего не было известно. Мы видели картинки в заграничных книжках и журналах, изредка встречали в России собак, называемых лабрадорами, но напоминаюших эти иллюстрации лишь отдаленно: больших, черных, угловатых, а по характеру больше похожих на нынешних ротвейлеров. Помню, еще возникал вопрос: какой же это ретривер?! Действительно, сложно было себе представить такую собаку на охоте. Встречавшиеся мне тогда представители «лабрадоров» явно предпочли бы хорошую драку или задержание нарушителя аккуратному поиску и подносу дичи…

Поэтому можно сказать, что к первой встрече с настоящим лабрадором я был не готов. К тому моменту уже появлялись традиционно восторженные публикации первых заводчиков-«лабрадористов» и ходили слухи о невероятном «интеллекте» и универсальности этих собак. Откровенно говоря, я относился к этой информации прохладно, мне казалось, что это просто «реклама» очередной новомодной собаки. Будучи владельцем ньюфаундленда и немецкой овчарки, я сомневался что лабрадорам удастся «обставить» по «интеллекту» первых, а по универсальности и популярности – вторых. К счастью, в скором времени мне представилась возможность познакомиться с лабрадором очень близко, развеять свои сомнения и «на собственной шкуре» ощутить все особенности этой породы, коих действительно оказалось совсем не мало…

Одна моя старая знакомая неожиданно позвонила мне с просьбой о помощи. Они с мужем очень хотели завести «умную собаку», поэтому купили за огромные деньги лабрадора. Но почему-то оказалось, что он совсем не «умный», совершенно не слушается и громит квартиру, да к тому же им срочно нужно уехать на некоторое время за границу. Поэтому они очень просят нас за хорошее вознаграждение приютить у себя на время эту неразумную, но все же любимую собачку. Желание наконец познакомиться с этой интригующей породой почему-то пересилило во мне все здравые соображения о том, что я отец восьмимесячного ребенка, владелец трех взрослых собак и житель крохотной съемной квартирки. В те редкие моменты, когда я забываю, что я кинолог, я сам осуждаю подобные решения. Но тогда профессиональный интерес в очередной раз напрочь заглушил во мне всякую житейскую логику. Через пару часов весельчак Брайтон уже бодро бегал по нашему скромному жилищу.

С первой же минуты лабрадор располагает к себе. Неунывающий, жизнерадостный, всегда бодрый и доброжелательный. Он постоянно совершает поступки, которые должны вызывать раздражение, но на него совершенно невозможно, и, как впоследствии выяснилось, бесполезно сердиться! И совсем не сразу разглядишь в этих умных, добрых, исполненных глубокого почтения, кажется, по-настоящему собачьих глазах хитрость, некоторую насмешку и шкодливость. Через час общения с Брайтоном я отметил, что, пожалуй, многочисленные восторги по поводу лабрадорьего «IQ» не лишены основания, к концу дня начал заключать, что собака действительно очень умна, а на следующий день уже подумал, что, вероятно, правы те, кто считает эту породу лидером по сообразительности. Все дальнейшее мое общение с лабрадорами периодически сопровождалось удивленным «Знал, конечно, что они умны, и очень умны, но чтоб настолько – не ожидал!».

А общаться с лабрадорами в практике дрессировщика-зоопсихолога мне пришлось много, пожалуй, больше, чем с любой другой породой. В скором времени после первого моего с ней знакомства, порода молниеносно обрела заслуженную популярность, а выбор лидера государства в ее пользу сделал просто дурным тоном отсутствие этой умной и вместе с тем совершенно несерьезной собаки в семьях серьезных людей. Впрочем, лабрадор удачно вписывается практически в любую семью, где готовы уделять ему достаточно времени и сил, любить его и понимать. А это не так просто, как кажется на первый взгляд. Лабрадор ярче всего воплощает все особенности поведения, характерные для современной популяции городских собак в целом. То, что он очень умен – бесспорно, однако тем, кто привык общаться со служебными собаками типа восточноевропейской овчарки, с лабрадором придется нелегко. И вовсе не потому, что он уступает им в сообразительности, находчивости, чутье, выносливости. С этим как раз у лабрадора полный порядок. Дело в другом. Для собаки этой породы необходимость обязательного служения человеку совершенно не очевидна. Ему главное, чтобы жить было как можно интереснее. Как можно больше новых впечатлений, эмоций, (не так уж важно, каких именно, главное – новых!) – вот самая основная потребность лабрадора. И если служение человеку, хорошее поведение, выполнение заданий любой сложности – самый эффективный путь получить интересные впечатления от жизни, – лабрадор не против. Он даже сам, без лишних приказов и пошаговых директив с вашей стороны проявит изобретательность, гибкость, энтузиазм, предложит такие варианты решения задачи, о которых вы и не догадывались, будет работать «до седьмого пота», не зная страха и усталости, но все это только в одном случае: если сначала вы проявите гибкость и изобретательность, чтобы доказать собаке, что служить человеку или просто быть послушной - очень интересно, выгодно и занимательно. А «по умолчанию» прилежания и послушания от него не ждите! Изначально для лабрадора очевидно лишь то, что наибольший интерес в жизни представляет хаотическая активность, каверзы и хулиганства.

Лабрадор – собака всесторонне одаренная и очень неприхотливая. Сейчас в России и во всем мире, помимо исполнения изначальной, охотничьей, функции, он с огромным успехом используется практически для всех видов служб: розыскной, спасательной, защитной и даже для наисложнейшей – поводыря слепых. Причем из многих сфер ему уже удалось вытеснить давно признанных профессионалов, например, немецких овчарок. При этом лабрадор может быть практически идеальной семейной собакой-компаньоном. Он найдет общий язык со всеми членами семьи, независимо от пола и возраста. Однако следует помнить, что если Вы не придумаете должного применения всем достоинствам лабрадора, он обязательно придумает его сам, но при этом нет никакой гарантии, что предложенный им способ самореализации вам понравится. Иными словами, не будучи своевременно и сознательно направлена в нужное и удобное для окружающих людей русло, неуемная энергия лабрадора может стать разрушительной. Поэтому принимая решение о приобретении это, несомненно, прекрасной собаки, подумайте, сможете ли вы обеспечить ему достойную физическую и «интеллектуальную» нагрузку и справитесь ли вы с воспитанием этой собаки.

Есть у лабрадора и еще одна особенность, которая ставит в тупик людей, привыкших воспитывать собаку жесткими методами, или просто руководствующихся подходом «собака должна». Большинство собак этой породы совершенно не чувствительны к боли и, более того, им в принципе не свойственно чего-то бояться. Если лабрадор решил вступить в схватку с каким-нибудь «врагом», то размеры и агрессивность соперника его ничуть не смутят. Даже если он с самого начала будет терпеть поражение, он будет драться до тех пор, пока… ему это не надоест! А потом спокойно уйдет искать новых приключений, бодро помахивая хвостом. Разумеется, в любой породе есть представители с разным изначальным характером и разным воспитанием, но в большинстве своем лабрадоры совершенно бесстрашны. Их отношение к конфликтам и дракам (впрочем, как и ко всему остальному) луше всего можно охарактеризовать молодежным словечком «прикольно». Мне случалось разнимать драки лабрадоров с кавказской овчаркой. При этом «кавказец» был очень смущен тем, что на этот раз ему почему-то не удалось традиционно «разобраться по-быстрому», а вот лабрадора, казалось, ничуть не смущали его искалеченные ноги и огромные раны – он как ни в чем не бывало рвался в бой. Еще более курьезный случай произошел как-то раз в садоводстве под Выборгом, где мне пришлось практически спасать от агрессивно настроенного лабрадора двух(!)… южноафриканских бурбулей! Их явное физическое превосходство не смогло сломить дух местного «авторитета» - одичавшего лабрадора, брошенного в садоводстве кем-то из дачников. После того, как мне наконец удалось усмирить бесхозного нападавшего, на котором уже живого места не осталось от шрамов, и мы смогли продолжить занятия послушанием с бурбулями, лабрадор в сторонке повторял за нами все упражнения, не то надеясь, что и ему дадут вкусовое подкрепление, не то просто из интереса.

Поэтому если вы рассчитываете использовать в качестве аргументов при воспитании лабрадора ремень, хлыст и другие предметы, которые кажутся вам устрашающими, хочу вас сразу же разочаровать. В глазах лабрадора вы будете выглядеть скорее персонажем комическим, нежели трагическим. Наказание не будет для него чем-то страшным и серьезным, а скорее наоборот, будет воспринято как новое интересное впечатление. Он обязательно найдет способ «оставить вас в дураках». С поразительной хитростью лабрадора я столкнулся буквально при первом занкомстве. Уже упомянутый в этом рассказе Брайтон был как-то раз оставлен в комнате, где стояли мешки с сухим кормом для собак. Был уже поздний вечер, две другие собаки, находившиеся в квартире, спокойно спали около меня, когда я через тонкую стенку совершенно явно услышал шелест пакета и характерный хруст. Подумав, что Брайтон добрался до корма, я решительно направился в комнату, но там не было никаких следов преступления: «подозреваемый» спокойно спал под столом совсем в другом конце комнаты. Я вернулся на кухню, решив, что мне послышалось, но через несколько минут шум повторился. Но и на этот раз я застал ту же самую картину. На третий раз я нашел возможность пронаблюдать за происходящим в комнате через щель. Убедившись, что все стихло и я, видимо, снова занялся написанием письма, Брайтон крадучись направился к мешку и начал торопливо, но при этом стараясь не производить лишнего шума, поглощать корм. Когда я шевельнул ногой табурет, чтобы дать ему понять, что я снова иду в комнату, лабрадор спешно направился под стол, быстро завалился на бок, закрыл глаза и начал выразительно сопеть! Вот тут я впервые по достоинству оценил интеллект этой собаки! Думаю, не будет преувеличением сказать, что не всякий ребенок способен просчитать подобную комбинацию. Характерно, что для этого нужно на несколько шагов вперед предугадывать не только свои возможные действия, как в видимых, так и предполагаемых обстоятельствах, но и предполагаемую реакцию на них человека и общий результат комбинации! Рассудочная деятельность на таком уровне встречается у животных очень редко. Не говоря уже о явном артистизме, с которым был исполнен этот трюк. Даже Станиславский, наверное, не нашел бы повода произнести свое знаменитое «Не верю!».

Второй подобный случай произошел намного позже, когда я уже был владельцем гостиницы для собак. Пока я производил уборку в номере одного «постояльца»-лабрадора, он тихо подкрался ко мне сзади и вытащил торчащую у меня из кармана съемную ручку от двери номера, затем выскочил с ней в зубах на улицу, умудрившись за собой захлопнуть дверь! Я оказался запертым внутри помещения с металлическими решетками и прочными дверями, специально сделанными так, чтобы без этой ручки невозможно было открыть их изнутри. Сорванцу и этого показалось мало, и он стал дразнить меня, подпрыгивая с ручкой в зубах к окну, как бы показывая, что ручка у него, и положение мое плачевное, в связи с чем статус царя природы и венца творения временно переходит к нему. Я не знал, плакать мне или смеяться: кинолог со стажем, не раз перевоспитывавший зарвавшихся волкодавов, оказался одурачен полуторагодовалой собакой и рисковал всю ночь испытывать на собственной шкуре комфортабельность номеров собачьей гостиницы! Спасло меня только то, что этот хулиган не догадался стащить у меня еще и мобильный телефон, который по счастливой случайности оказался при мне. Я не так уж удивлюсь, если через несколько лет собаки будут просчитывать и это.

Как видите, интеллектуально подавить лабрадора тоже не так-то просто. Поэтому главное, чему учит нас общение с подобными собаками – это необходимость отходить от старых, жестких, потребительских и менторских методов воспитания. Лабрадоров, как и большинство современных собак, невозможно воспитывать, руководствуясь только тем, что мы от них хотим получить. Обучение здесь возможно только в диалоге. Появление таких собак заставляет нас выработать качественно иные традиции отношений с животным (если задуматься еще серьезнее – вообще отношений: с окружающим миром, с другими людьми, с детьми). Нам придется привыкать обращать внимание на внутренний мир обучаемого, считаться с его особенностями, законами и потребностями. Кроме этого, придется следить за собственной дисциплиной, логикой, последовательностью в воспитании. И тогда результат превзойдет ожидания! Но это уже тема для следующих статей.


Дмитрий Тарасов

Источник:

familydog.ru

 

Автор: admin от 17.02.2012





  

Вы не можете комментировать!

 

Печать | Copyright © 2012, Chernenko Ev. Перепечатка материалов только при наличии активной гиперссылки на сайт | Powered by CMS Status-X 1.04 | Контакты